18 октября 2017 00:34 СРЕДА
Новости
Объявление
Консультативная юридическая и медицинская помощь лицам, оформляющимся в стационарное учреждение социального обслуживания для престарелых и инвалидов.
Телефон: 8-917-308-51-50.
Вакансия
Редакция приглашает к сотрудничеству
менеджеров по продаже
рекламы на сайт.
Контактный телефон 8-927-226-14-36
Как отдохнуть без лишних вложений
Как бы ни скакал курс евро или доллара, последнее, от чего откажутся россияне, — зимние каникулы. Их, к счастью, никто не отменял. По мнению наших сограждан, в связи с сегодняшней экономической ситуацией в стране туристические агентства и турфирмы, казалось бы, должны были поднять цены на комплексные туры. Однако этого не произошло. Напротив, многие компании, оправдывая доверие своих клиентов, предлагают сейчас довольно выгодные предложения по турам, в том числе и в рассрочку.
Реклама


Блистателен, полувоздушен... «Онегин»

Блистателен, полувоздушен... «Онегин»

Театральная осень в Саратове началась очень ярко. Государственный академический театр имени Евгения Вахтангова показал три спектакля из своего репертуара на сцене Академдрамы имени И.А.Слонова.

Большие гастроли вахтанговцев прошли в рамках одноименной федеральной программы и при полном аншлаге. «Гастроли для нас - всегда важное событие, - приветствовал зрителей нашего города директор театра Кирилл Крок. - По инициативе вашего земляка Олега Табакова появилась идея выездов ведущих театров страны в нестоличные города России. Так появилась программа "Большие гастроли". Мы с удовольствием принимаем в ней участие, показывая в регионах самые знаковые работы».

В Саратов знаменитая труппа приехала со спектаклями: «Анна Каренина» (режиссер Анжелика Холина», «Посвящение Еве» (постановка Сергея Яшина). Открыл гастроли «Евгений Онегин» Римаса Туминаса. По поводу авторской драматической версии романа в стихах от великого худрука Вахтанговского театра — наши сегодняшние размышления.

Очередные встречи с «самым задушевным произведением Пушкина, самым любимым дитя его фантазии, в которой личность поэта отразилась с такой полнотой, светло и ясно» (определение Виссариона Белинского), проходящие под уютный шелест страниц или знакомые с детства музыкальные темы и арии одноименной оперы, привычны. Появление же «Онегина» в репертуаре драматического театра по меньшей мере интригует, что уже мотивирует посмотреть спектакль. А какие имена в афише постановки! Режиссер Римас Туминас, легенды Вахтанговского Юлия Борисова, Людмила Максакова, Ирина Купченко, Сергей Маковецкий, полюбившиеся зрителям Евгения Крегжде, Владимир Вдовиченков, Артур Иванов, Олег Макаров, Виктор Добронравов (речь о двух актерских составах, задействованных в постановке). Стоит ли удивляться, что 27 и 28 сентября, в дни показа спектакля в Саратове, в Большом зале театра драмы имени И.А.Слонова были переаншлаги.

Любимые герои забирают внимание зрителя целиком, происходящее на сцене чудо воздействует на тебя очень сильно. И в описании впечатлений от увиденного хочется идти за гением Пушкина: «блистателен, полувоздушен», «о, сколько нам открытий чудных готовит...», «и божество, и вдохновенье, и жизнь, и слезы, и любовь». Эпитеты к спектаклю Туминаса неисчерпаемы, как неисчерпаем сам роман в стихах.
Придавая «Евгению Онегину» драматическую форму, режиссер изобретательно микширует отрывки произведения, оставляя «за скобками» ключевые, сюжетообразующие, строфы, словно показывая, что в восприятии «Онегина» повториться невозможно.

С самого начала режиссер, кажется, ведом фразой «А счастье было так возможно!». Героям кружат голову не романтические вихри, здесь правит бал проза жизни. И они сами — из плоти и крови. Римас Туминас предлагает зрителю взглянуть на происходящее в романе глазами Татьяны Лариной. Этот прием позволяет ему раскрыть характеры по-новому, в неожиданном для зрителя ракурсе. В исполнении Евгении Крегжде Татьяна предстает живой и непосредственной, ее порывы искренни и прямодушны. Как привычно и в то же время по-новому, пленительно-отважно звучит ее письмо к Онегину. Как горько спустя годы она выдыхает на балу: «Я вас люблю, к чему лукавить...», осознавая свою обреченность нести эту ношу всю жизнь.
«Татьяна, русская душою» живет в гармоничном мире. С любимой сестрой Ольгой (актриса Мария Волкова), чья наивность наполнена каким-то скрытым светлым смыслом. С няней, следующей за своей любимицей жертвенной тенью (народная артистка России Людмила Васильевна Максакова восхищает не только актерским мастерством, но и безудержным хулиганским азартом, с которым она вступает с режиссером в благодарное соавторство). С Князем (народный артист России Юрий Шлыков), мягкость и какая-то мягкая мужская сила которого подсказывает Татьяне: именно с этим человеком она сможет отогреться душой. Две сцены: когда Татьяна и Князь лакомятся вареньем из одной ложки (синоним единения душ) и последующая (вознесение Татьяны на серебряных качелях под колокольный звон) — просто бесподобны!

Насколько глубока и гармонична Татьяна и окружающие ее люди, настолько прямолинеен и противоречив Евгений. В спектакле Римаса Туминаса их два: Онегин непосредственно герой романа (Виктор Добронравов) и Онегин поживший (народный артист России Сергей Маковецкий). Размышлениями об этом образе актеры поделились в ходе пресс-конференции.
- Для меня фантазия богаче знаний, - подчеркнул Сергей Васильевич. - Идея с двумя Онегиными показалась интересной. У Александра Пушкина есть подсказка, этакая лазейка, за которую зацепился наш художественный руководитель Римас Туминас. Помните этот отрывок: "Письмо Татьяны предо мною; его я свято берегу, читаю с тайною тоскою и начитаться не могу"? Из него ясно: вся эта история давно прошла, но Онегин хранит письмо Татьяны как свою единственную драгоценность. Поэтому и родились два Онегина. В спектакле есть Онегин, который игнорировал письма Татьяны, ходил на балы, а есть тот, что вспоминает. Это не трактовка классики, а удивительное нахождение образа. Конечно, мы могли бы выйти с текстом в руках и красиво его прочитать. Есть такие театры, у них свой зритель. Но мне интереснее, когда есть фантазия, некое зазеркалье. Оно позволяет образы иначе показать: точно, красиво. Музыка в спектакле тоже очень многое раскрывает.
- Мой Онегин сохраняет холодное лицо-маску вплоть до финального объяснения с Татьяной, - говорит Виктор Добронравов. - Поначалу я пытался делать своего героя живее, эмоциональнее, но Туминас отговорил. Он объяснил, что Евгений остается прежним до последнего, вплоть до объяснения с Татьяной. Она изменилась, стала соответствовать его запросам, ему хочется ей обладать, как яркой красивой вещью. Но не факт, что он был бы с ней, ответь Татьяна "да", наверняка, испугался. В той своей ипостаси он остается пустым демоном. А вот с возрастом, наконец, приходит осознание, что он потерял единственно важное в жизни.

Процитировать исполнителей роли Онегина нам показалось принципиальным, поскольку заглавный образ в спектакле, по нашему субъективному мнению, представляется самым спорным. Евгений у Римаса Туминаса все же не совсем тот, которым его писал Пушкин. Да, «рано чувства в нем остыли», но на смену им пришел не «сплин, иль русская хандра». В исполнении Виктора Добронравова с первых мгновений своего появления на сцене и до последней минуты он — надменный франт, осознающий свое превосходство над окружающими и несовместимость со всеми. В его суждениях и поступках — ни тени рефлексии. Именно глазами Онегина мы видим Ленского, который своей романтической восторженностью, граничащей с юродством, доводит друга до мигрени. Заигрывая с Ольгой, Евгений с наслаждением садиста наблюдает за мучениями влюбленного поэта. Он стреляет в Ленского в упор, словно бьет кинжалом в живот. И только потом (из его диалогов с живущим в его воображении повзрослевшим поэтом) мы видим, что он сожалеет о гибели Владимира, Онегину его не хватает. Но когда происходит личностная трансформация Евгения, не ясно. И логично ли превращение молодого Онегина в Онегина в возрасте, на чьи невидимые слезы немедленно откликаешься собственным слезным спазмом, для автора этих строк осталось открытым вопросом. Но как отметил Сергей Васильевич Маковецкий: «Кто знает, что там произошло, во время путешествий Онегина?» Да, стоит только домысливать. И в возможности дофантазировать заключается дополнительная прелесть спектакля.

В то же время режиссер развернуто подает те фрагменты, действие в которых у автора преподнесено достаточно лаконично. Первый приезд Онегина к Лариным, крещенские гадания, именины Татьяны, протяженностью в неделю поездка в Москву, - в этих сценах перед нами является бескрайняя Россия с ее обычаями, укладом жизни, культурой, природой. В этой связи чуть ли не ключевой фигурой в спектакле выглядит Гусар в отставке. Знакомые зрителю со школы монологи режиссер превращает в диалоги этого бесконечно ироничного философа-хулигана, искрометного шутника с другими героями спектакля. Благодаря такому многолосию создается авторское «я» спектакля. Если в определении Юрия Тынянова оно равно «лирическому герою», то позволим себе персонажа в виртуозном исполнении Артура Иванова назвать героем «прозаическим». Именно он объединяет все интонационные нити спектакля в одну, главную: «А счастье было так возможно». Из его уст основная мысль спектакля звучит как обыденно-усталое: «такова жизнь». Особенно в этой связи важна перекличка образа Гусара с другим, кульминационным, образом постановки. «Сон Татьяны», - так указана в программке роль, исполняемая народной артисткой России Ириной Купченко. Но перед нами — сама Татьяна, зрелая, мудрая, ироничная, осознавшая, от какой горькой доли ее сберегла судьба, и в то же время продолжающая любить Онегина.

По своей глубине и легкости спектакль Римаса Туминаса претендует быть равным самому роману в стихах. От него исходит мягкий свет теплых воспоминаний о мучительно-сладких грезах юности. После спектакля хочется укутаться в пальто, как одинокий Онегин, чтобы унести этот свет с собой. И надеяться, что он останется с тобой надолго.

Вместо постскриптума:

Пресс-конференция актеров Государственного академического театра им. Евгения Вахтангова в рамках «Больших гастролей» в Саратове состоялась между двумя показами «Евгения Онегина».
Условием театра было проведение пресс-конференции после просмотра журналистами постановки Римаса Туминаса. На встрече с представителями СМИ присутствовали исполнители главных ролей. Беседа ожидаемой степени оживленности не сложилась. Увы, толчком для обсуждения постановки послужил менторский тон одного из журналистов, которому фантазии режиссера показались чрезмерно вольными и непонятными. Сомневающимся в данной трактовке ответила Людмила Максакова:
- У каждого свой вкус, даже мужчинам и женщинам нравятся разные вещи. Мой совет: воспринимайте искусство так, как вам его преподносят. Поверьте, это плоды долгих размышлений, сомнений, как прикоснуться к этому великому произведению. Если одному зрителю понравилось, мы уже работали не зря.
- Не может спектакль быть адекватен литературному произведению, - поддержала коллегу Ирина Купченко. - Можно было бы создать другой спектакль. Но наша постановка - то, что задело и взволновало конкретного режиссера. Да, зритель всегда прав. Но нравиться всем невозможно, все люди разные. Что-либо изменить либо добавить - это уже другой спектакль. У него свой язык, свой стиль.

Исполнительница роли Татьяны Евгения Крегжде призналась, что работа над спектаклем, над образами не останавливается и сейчас, хотя ему уже четыре года:
- После вчерашнего спектакля Людмила Васильевна поделилась со мной одним нюансом по поводу моего последнего монолога. У нее появилась интересная идея. Сегодня попробую ее применить. Так что работаем постоянно. Спектакль - живой организм, и всякий раз это новая постановка.

Авторы Елена Маркелова, Татьяна Горпиняк

Фото: официальный сайт Московского государственного театра имени Евгения Вахтангова