Главная > Известный собеседник > Писатель, главный редактор журнала «Юность» Сергей Шаргунов: «Мы живем в мире постправды»

Писатель, главный редактор журнала «Юность» Сергей Шаргунов: «Мы живем в мире постправды»


11-01-2020, 16:58. Разместил: susannaog
Цифра нещадно поедает бумагу. Однако, журнал «Юность» жив.
Его можно было бы назвать поколенческим. Но поколений, выросших на нем, несколько. Его историческую роль в жизни советского, а позднее российского общества трудно переоценить. Он шагал в ногу со временем, успевая осмысливать и предсказывать. Например, именно журнал «Юность» впервые заговорил о бардовской песне как о культурном явлении, рассказал читателю о «митьках», писал о политике и живописи, не боялся партийной критики, не пропал, перестав в 1991 быть официальным печатным органом Союза писателей СССР.

Писатель, главный редактор журнала «Юность» Сергей Шаргунов: «Мы живем в мире постправды»

Стал независимым, но при этом, не исчез с литературной сцены, не потерял своего голоса в общественно-политической жизни.
Достаточно перечислить имена главных редакторов в хронологическом порядке, или произведения, впервые увидевшие свет на его страницах – получится краткий абрис истории литературы второй половины XX века.
Впрочем, дадим слово новому главному редактору легендарного издания - литератор, которому суждено продолжить эту страницу истории отечественной журналистики. Слово писателю Сергею Шаргунову.


- Сергей, поздравляю с новой должностью. В двух словах - культуртрегерский ликбез для самых юных читателей: что это был за журнал в свое время, каким он должен, по-вашему, стать сейчас?


-Журнал легендарный. Выходит с 1955 года. Основан по инициативе Валентина Катаева, который стал первым главным редактором. Катаев дал через журнал дорогу множеству молодых, которые стали знаменитыми (Евтушенко, Вознесенский, Аксёнов, Гладилин). Потом главредом стал Борис Полевой, тоже сильная фигура.
Моя задача — возрождение этого журнала. Лучшие авторы и лучшая литература. Акцент на новое поколение 20-летних. Кроме бумажных номеров, скоро порадуем читателей ярким сайтом.


- Чем вы сейчас увлечены как писатель и как читатель?


-Дочитал головокружительный роман Михаила Елизарова «Земля» (про тайны русского Танатоса). Увлечён своей книгой, которая пишется.


- Вспомните свое самое первое знакомство с журналом«Юность». Какие были первые читательские впечатления?


-Детские. Журналы лежали на подоконнике, пёстрые. Я вырезал картинки. И наклеивал на листы бумаги, иллюстрируя свои ранние тексты.

Писатель, главный редактор журнала «Юность» Сергей Шаргунов: «Мы живем в мире постправды»

- Как вы считаете, в эпоху тотальной информационной плюральности, каково вообще место литературы в жизни общества? Возможно ли в этой связи сравнить ситуацию в России и в мире?


-Литература — самое честное пространство. Здесь можно быть свободным и сложным. Поэтому место завидное.


- Продолжите, пожалуйста, фразу «Поэт в России…» (по мне так – «больше не пророк»).


- ...тонет в сини.
То есть купается в реках и небесах. Примерно о том же Бродский с известными строками:

Припадаю к народу. Припадаю к великой реке.
Пью великую речь, растворяюсь в её языке.
Припадаю к реке, бесконечно текущей вдоль глаз
Сквозь века, прямо в нас, мимо нас, дальше нас.


- Какие цели сейчас преследует человек пишущий? Каков он? Это я к тому, что из каждой розетки звучит «стань экспертом, стань писателем, напиши и издай свою книгу за N дней!»


-Могу сказать за себя. Ненавижу не писать. Литература — моё.


- А кто ваш читатель? Каким ты себе его представляешь? Он интересен вам также как вы ему? Или все же – вы разные люди?


-Любопытен. "Фоторобот" читателя своеобразен. Это и студенты, и пенсионеры, и бунтари, и, например, игумен монастыря.

- Есть мнение, что русская философия не так славна, как, скажем, западноевропейская, по той простой, но объективной причине, что функции ее в России от века брала на себя литература. А какова, на ваш взгляд, русская литература сейчас?


-Очень изящная по части живописности. Не хватает смелости смысла.

- Есть ли, по-вашему,  сейчас реальные поводы для беспокойства за русский язык?


-Всегда есть. Я против искусственного вытеснения родных и привычных нам слов.


- У вас как у депутата большой опыт общения с народом. Кто сейчас в большей фрустрации молодое поколение или те, кому за…Кто в большей мере подвержен разного рода социальным рискам, а кто, наоборот, хоть как-то от них застрахован в обозримом будущем?

-Все в зоне риска. А молодёжь неизбежно взрослеет, меняясь социально и психологически. Я не то, чтобы сторонник патернализма, но как это привычно — когда наших людей унижают, мытарят, заушают, студят сквозняком равнодушия. А надо бы обогреть.

- Изменилось ли сейчас, по-вашему, понятие о личностной зрелости человека?


-Надеюсь, что возрастает значение личностной инициативы и самоорганизации.


- Есть понятие постиндустриального общества, а возникнет ли когда-нибудь постинформационное? Можем ли мы это сейчас представить?


-Мы, как модно говорить, уже обитаем в мире постправды. Обилие информации дезориентирует почти всех, озлобляет и оглушает.


- Как вы думаете, какими шагами должна двигаться в будущее система образования? Или, ей стоит, наоборот, преисполниться здорового консерватизма и взглянуть в прошлое?
Если да, то в какую именно эпоху?



-Базовый набор необходим, но главное — талант учителя и его собственность увлечь ученика. Я часто встречаюсь со школьниками (от алтайских Сросток до Челябинска), и стараюсь всегда превратить литературный урок в интересную моим собеседникам игру. Так и Лев Толстой, затеяв яснополянскую школу, не только учил, но и учился у деревенской детворы.


- Недавно, стоя на остановке, наблюдала, как очень скромно одетая и немолодая глухонемая женщина разговаривала по телефону. По видеосвязи, естественно. А ведь еще 20 лет назад подобное, наверное, и представить себе было сложно. Может, все будет хорошо? И все сложится, и существует какой-то «длинный мост в нужную сторону»?



- Вокруг столько противоречий: тенденции развития сочетаются с деградационными, смягчение нравов соседствует с жестью. Да и принципиально важно не судить ни о чём поверхностно и поспешно. Самодовольство правоты приводит любого и любую группу в тупик. Жизнь — это умение ставить вопросительные знаки, рефлексировать, спорить с самим собой. Этим и сильна литература.
Конечно, всё будет хорошо, даже не сомневаюсь. Но и было, и есть. Потому что точка опоры и восклицательный знак радости — внутри человека.

СПРАВКА: Серге́й Алекса́ндрович Шаргуно́в (род. 12 мая 1980, Москва) — российский писатель, журналист, общественный и политический деятель, радио- и телеведущий еженедельной авторской программы «Двенадцать» на канале «Россия-24». Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации VII созыва с 5 октября 2016 года, заместитель председателя Комитета по культуре.
Лауреат премии Правительства Российской Федерации в области культуры, национальной премии «Большая книга», независимой премии «Дебют» в номинации «Крупная проза», государственной премии Москвы в области литературы и искусства, итальянских премий «Arcobaleno» и «Москва-Пенне», Горьковской литературной премии, дважды финалист премии «Национальный бестселлер». С февраля 2018 года является заместителем председателя Союза писателей России.
 Входит в состав президентского Совета по русскому языку.
С мая 2019 года — главный редактор журнала «Юность».

Беседовала Вероника Чернышева

Автор фото Сергея Шаргунова Молли Таллант
Вернуться назад