19 августа 2019 ПОНЕДЕЛЬНИК
Новости
Как отдохнуть без лишних вложений
Как бы ни скакал курс евро или доллара, последнее, от чего откажутся россияне, — зимние каникулы. Их, к счастью, никто не отменял. По мнению наших сограждан, в связи с сегодняшней экономической ситуацией в стране туристические агентства и турфирмы, казалось бы, должны были поднять цены на комплексные туры. Однако этого не произошло. Напротив, многие компании, оправдывая доверие своих клиентов, предлагают сейчас довольно выгодные предложения по турам, в том числе и в рассрочку.

«Цифра» меняет всё?

Проект «Цифровая школа», по утверждению министра образования РФ Ольги Васильевой, будет реализован в России уже через пять лет. К 2025 году наши школы должны выглядеть так: все учебники, рабочие тетради, атласы будут переведены в электронную форму.

«Цифра» меняет всё?

Свободный доступ ко всему этому образовательному контенту будет возможен благодаря платформе и информационному ресурсу «Цифровая школа», а также полному оснащению всех образовательных учреждений компьютерами, интерактивными панелями, скоростным доступом в интернет. Онлайн-курсы позволят школьникам получать знания самостоятельно, максимально индивидуализируют траектории обучения школьников. А учитель всего лишь, по мнению министра, «станет куратором, ориентирующим ребенка в соответствии с его запросами и приоритетами». Так, возможно, будет выглядеть российская школа через пять лет. Но насколько готовы к очередному этапу модернизации школы ученики и учителя и всё ли в школе можно перевести в цифровое измерение? Об этом наша беседа с учителем литературы саратовского Восточно-Европейского лицея Заслуженным учителем РФ Наталией Леонардовной Гусаковой.

– Наталия Леонардовна, а вы сами как относитесь к цифровизации школы?

– Весьма положительно. Во-первых, потому что это значительно совершенствует, облегчает и ускоряет взаимодействие учеников и учителя. Электронный дневник, электронная почта, социальные сети. Иногда они просто незаменимы. Взять, к примеру, тот же карантин. Раньше ведь в такой период даже донести до учащихся задание для самостоятельной работы становилось трудно решаемой проблемой. Нужно было эсэмэски рассылать каждому, всех обзванивать. Сейчас все предельно просто: размещаю задание в группе в социальной сети, выполненную работу присылают мне на почту, оценки выставляю в электронном дневнике. Быстро. Четко. Никаких вопросов. Все в курсе всего (в том числе, и родители). А в последнее время мне еще понравилось использовать Vider. У моих учеников там есть группа, участвовать в которой, кстати, я для себя не считаю обязательным, пусть общаются сами, обсуждают свои вопросы. Но у меня есть известный всем участникам группы представитель, через которого я размещаю всю срочную информацию, касающуюся учёбы. Это всё, безусловно, очень удобно.

Что еще облегчает цифра в образовательном процессе?

– Проверку знаний. С внедрением интерактивных досок, с использованием интернета этот процесс, безусловно, значительно облегчился. И я бы хотела, чтобы в каждом классе перед каждым учеником стоял компьютер, чтобы иметь возможность одновременно каждому учащемуся давать индивидуальное задание и тут же его проверять. Или, допустим, все выходим на уроке в интернет и проходим онлайн-тексты или собираем информацию по заданной теме. Это было бы замечательно, но для нас пока недоступно: в классе всего один-два компьютера, только в кабинете информатики на каждом рабочем месте свой.

– А как насчёт гаджетов на уроках, электронных учебников и книг вместо бумажных первоисточников?

– Телефоны на уроке не допускаю категорически. Во-первых, они сами по себе отвлекают от работы, во-вторых, ну несерьезно читать «Преступление и наказание» по телефону. А использование планшетов в качестве носителей учебных пособий и художественных текстов, по-моему, – это замечательно! Потому что добросовестные ученики, которые таскают все учебники, необходимые им в этот день, просто надрываются. А когда это всё в одном месте, на лёгком гаджете, – очень удобно. Я, признаюсь, с некоторым сомнением отношусь к «Войне и миру» на планшете, но таскать четыре тома на урок – это тоже не дело. Мы как-то с учениками, кстати, обсуждали этот вопрос: «Электронный вариант книги – хорошо или плохо?» Основная масса, конечно, за электронные книги, потому что это удобнее. А некоторые говорят: «Нет, я люблю бумажные, потому что они имеют особенный запах книги». Я и сама люблю держать в руках настоящую книгу, но тем не менее почти треть прочитанных мной за последние годы книг – электронные варианты. Их в определенные моменты просто удобнее читать, они, что весьма немаловажно, дешевле. А искать нужные для работы на уроке фрагменты произведения в электронном варианте при определенном навыке даже легче. И в конечном счете, какая разница в каком варианте человек прочитает того же Пушкина, текст из-за носителя не изменится и не обесценится.

– Хотя психологи делят людей по типу восприятия и осмысления информации на людей книги и людей экрана. И утверждают, что дети, выросшие в эпоху высоких технологий, по-другому смотрят на мир. Вероятно, и герои Пушкина в их клиповом сознании формируются в совершенно иные, чем у «людей книги», образы?

– Ну, это уже зависит оттого, как учитель будет участвовать в создании культурного, духовного мира своих учеников. Для меня, например, очень важно сформировать у учащихся представление о целостном культурном пространстве, в котором на ряду с литературой присутствуют живопись, театр, кино, музыка. И здесь цифровые технологии - огромное подспорье. Приведу один пример. Когда мы изучаем поэму Лермонтова «Демон», никак не обойтись без одноименной картины Врубеля. И долгие годы до интернета у меня репродукция этой картины была только в одном варианте – в альбоме. И я была вынуждена обходить с этим альбомом весь класс и у каждой парты останавливаться, давать пояснения, пальцем указывая на отдельные фрагменты. Это был вариант такого примитива и допотопности. Сейчас же в интернете можно найти множество очень качественных репродукций. Их можно вывести на интерактивную панель, кадрировать, приближать и внимательно рассматривать, обсуждая всем классом. Это великое дело.
То же самое и со спектаклями ведущих российских театров по произведениям классики, с кинофильмами. Очень хорошие есть порталы, где выдающиеся актёры читают произведения русских и зарубежных писателей. Причем, благодаря интернету, ты можешь выбрать именно то, что тебе нужно: созвучное или, напротив, провокационное прочтение, интерпретацию произведения, которое вызовет учащихся на спор, на обсуждение изучаемого произведения.
Я за последние десять лет сформировала для себя обширные медиа-базы практически по всем разделам школьной программы по литературе и активно их использую на уроках. И мои ученики уже привыкли к такому «погружению» в мир литературы. Наряду с походами в театр, в музеи это всё, безусловно, воспитывает, развивает аналитическое, критическое, образное мышление.

– А в библиотеки ваши учащиеся ходят?

– К сожалению, практически нет. Им реальные библиотеки в случае необходимости, например, при написании учебных, исследовательских проектов, уже заменяют виртуальные библиотеки, та же Федеральная электронная библиотека.

– Да, это удобно. Но грустно и как-то не совсем правильно, что таким образом из жизни наших детей выпадает целый мир реальных контактов с реальными книгами…

– Согласна. Но, увы! И это не единственные издержки активного погружения подростков в цифровую реальность. В процессе обучения, в частности. Милые дети подчас то сочинение тебе предложат из интернета, то главу учебного проекта позаимствуют из чужой книги, скаченной в электронной библиотеке, то на просьбу собрать ту или иную информацию по теме ограничиваются исключительно статьёй из Википедии и не понимают, чем я, собственно, недовольна: они же знают, о чём идет речь, разве этого мало?

Такое поведение, когда доступ к информации отождествляется с овладением информацией, имеет даже специальный термин – чувство ложной компетентности. Эксперты называют его характерной чертой обитателей «цифрового мира».


– Пожалуй, они правы. Я в таких случаях всегда говорю «премудрым» ученикам: «Не надо думать, что я хуже вас владею «цифрой». Я тоже умею работать в интернете и подчас не хуже, а лучше вас. И помните: плагиат – это воровство и обман, а антиплагиат – великолепное изобретение цифрового пространства». За плохо написанную работу я еще могу поставить троечку, за плагиат – только «два».

Воспитываете?

– Воспитываю. А куда же без этого? О каком самостоятельном получении знаний можно вести речь при сформированном «чувстве ложной компетентности»?

– Кстати, о самостоятельном получении знаний, индивидуальных траекториях обучения и в связи с этим о дистанционном образовании, виртуальных уроках… Это же тоже всё «атрибуты» цифровой школы. К ним вы как относитесь?

– Прежде всего, я бы не стала всё это смешивать.
Что касается виртуальных уроков. Несколько лет назад у меня был довольно любопытный опыт: в десятом классе мы проводили виртуальную конференцию по пушкинскому «Медному всаднику». Трём самым сильным ученикам было поручено написать небольшие работы, касающиеся разных аспектов данного произведения, например, «Роль сравнения в описании наводнения» и т.п. К этим исследовательским работам были назначены оппоненты, которые были обязаны заранее познакомиться с докладами и подготовить рецензии. На сайте лицея была сформирована специальная страница, на которой были размещены эти доклады и рецензии. Каждый учащийся десятого класса должен был ознакомиться с этими материалами и опубликовать на этой же странице своё собственное мнение и по поводу самого произведения, и по поводу исследовательской работы, и по поводу их анализа, проделанного одноклассниками. И всё это, благодаря интернету, было доступно не только всему классу, но и остальным учащимся лицея, и родителям.
Представить себе, как такого же эффекта можно было бы достичь без «цифрового мира»? Согласитесь, сложно. Но также сложно поставить подобные уроки «на поток» и уж тем более, по-моему, невозможно сделать виртуальный урок доминирующей формой обучения.

– Почему?

– У меня был один ученик, который вопреки всем моим просьбам присылать мне сочинения, набранными на компьютере, приносил листочки, исписанные от руки. И наконец, после очередного замечания, признался: «Я, как только сажусь за компьютер, сразу же начинаю хотеть играть. Ничего не могу с собой поделать. Поэтому мне легче не пользоваться компьютером». Я это говорю к тому, что многие наши учащихся, к сожалению, просто ментально не готовы, не способны к самоконтролю и, следовательно, к самостоятельному образованию. И это нельзя не учитывать, внедряя индивидуальные траектории образования, во многом опирающиеся не на живое, а на виртуальное общение ученика и учителя.
Я в целом хорошо отношусь к виртуальным урокам, вебинарам. Всё, о чём мы с вами говорили, не мешает, а дополняет современный образовательный процесс. По каким-то предметам таким образом можно отлично организовать и преподавание, и оценку знаний учащихся.

– Но не по литературе?

– Да, не по литературе. Потому, что литература – это не предмет школьный. Это – вид искусства.

– Причем такой, в котором задействованы одновременно и зрители, и слушатели…

– Да! Однажды уже много лет назад мне посчастливилось присутствовать на открытом уроке удивительного ленинградского педагога Евгения Николаевича Ильина, автора концепции преподавания литературы на основе педагогического общения. Урок был по творчеству Маяковского. Тексты, он и ученики – и всё. Никакой тебе «цифры». А урок был прекрасный! Маяковский просто живой, осязаемый присутствовал перед нами. Такой урок, как ни крути, ценнее всех цифровых.
Еще раз повторю, по каким-то предметам цифровой подход оправдан полностью, но переводить предмет «литература» на «цифру» – это выхолостить его!
Мне бывает всегда очень радостно, когда ученики после урока говорят: «Я, когда дома читал, ничего не понял в этом произведении, а сейчас вижу, какой это интересный писатель!» Я радуюсь, когда ученики, не читавшие Достоевского, после первого урока начинают читать «Преступление и наказание», когда они пишут глубокие сочинения-размышления по проблемам, поднимаемым в «Войне и мире». Вряд ли такого эффекта можно добиться даже очень хорошо выстроенным вебинаром. На уроках литературы чрезвычайно важно живое общение, передача от человека к человеку энергетики эмоций. Я даже сама стала ловить себя на том, что в ходе обмена мнениями со своими учениками на уроке могу вдруг увидеть в произведении то, на что раньше не обращала внимание, хотя преподаю литературу уже почти сорок лет и сто раз анализировала это произведение. Вот она – великая сила живого интеллектуального, эмоционального общения учеников и учителя! Так что, наверное, всё-таки не всё в школе можно заменить «цифрой».

Беседовала Наталья Дегтярёва
Добавить коммент
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код