Главная > Новости / Известный собеседник / Главное из рубрик / Культура > Любовь Баголей, актриса, режиссер, заведующая кафедрой мастерства актера театрального института СГК имени Л.Собинова: «После карантина эстетическим убежищем для зрителей станут ренессансные комедии Шекспира»

Любовь Баголей, актриса, режиссер, заведующая кафедрой мастерства актера театрального института СГК имени Л.Собинова: «После карантина эстетическим убежищем для зрителей станут ренессансные комедии Шекспира»


25-06-2020, 11:28. Разместил: elena_markelova
Ведущую актрису академического театра драмы имени И.А.Слонова Любовь Баголей можно безо всякой натяжки назвать фронтвумен современной саратовской театральной школы. Второй год она возглавляет кафедру мастерства актера театрального института СГК. Этот этап творческой жизни актрисы видится абсолютно закономерным. Открытость и щедрость ее таланта, помноженные на перфекционизм, позволяют Любови Николаевне дарить добрую энергетику не только зрительному залу. Наша героиня уже давно и с успехом существует во многих ипостасях: актрисы, жены, мамы, педагога, постановщика. В этом году СаТИ выпускал четверокурсников мастерской, в которой юных актеров Любовь Баголей воспитывает вместе с супругом, Заслуженным артистом России Игорем Баголеем. Отметить, что ребята закончили обучение в институте в мягко говоря нетипичной для артиста обстановке, - ничего не сказать. Самоизоляция многим далась нелегко психологически. Каково же актеру, профессия которого предполагает высказывание зрителю? Как складывалась жизнь театральной школы в условиях карантина? Об этом наше сегодняшнее интервью.

- Любовь Николаевна, мы общаемся сразу после выпускного государственного экзамена, который сдавали студенты вашего курса. Каковы ваши впечатления в целом от курса и экзамена?

- Он проходил сложно, потому что в связи с пандемией все творческие испытания были отменены. Выпускной государственный экзамен состоит из двух частей: теоретической квалификационной и творческой работ. Сдавали ребята на площадке TrueConf. Возглавлял экзаменационную комиссии народный артист России Авангард Леонтьев. Вместе с коллегами: директором СаТИ Натальей Горюновой, директором Саратовского академического театра драмы Владимиром Петренко, главным режиссером ТЮЗа Ю.П.Киселева Алексеем Логачевым, профессором кафедры специальных дисциплин Алексеем Зыковым мы слушали презентации студентами их теоретических работ. Относительно творческого экзамена трагедия заключалась в следующем. Спектакль «Два джентльмена из Вероны» по Уильяму Шекспиру был записан еще в период сдачи, и, естественно, сильно изменился, ребята только освоили, почувствовали жанр... «Игрок» Ф.М.Достоевского играют два состава. Эта дипломная постановка запечатлёна только любительской съемкой. В спектакле нет каких-то сверхъестественных мизансцен, чтобы понять, как актеры существуют. В «Игроке» важен крупный план, взаимоотношения, психология. «Пять жар-птиц в поместье ворона» существуют только на фото. Также мы делали большой концерт к 75-летию Победы в последние дни перед пандемией. Когда ушли на карантин, сняли его на видео. Ребята записали монологи из дипломников, видеоверсию концерта. Огромную папку мы отправили Авангарду Николаевичу, чтобы у него сложилось представление о творческой составляющей курса. Также состоялся экзамен по речи, для которого студенты записывали свои дипломные работы. Они выполнили задание на высоком уровне, - мы отправили еще и его. Оценка в результате по сути ставилась за теорию. Низкий поклон Авангарду Николаевичу, он очень ответственно отнесся к выпускному испытанию, все внимательно изучил, познакомился с каждым студентом. На следующий день после экзамена он собрал ребят в TrueConf, и в течение 2,5 часов делал очень подробный анализ их спектаклей, видеоработ. Это было не только грамотное, профессиональное, душевное напутствие, но и еще очень хороший урок актерского мастерства. Авангард Леонтьев сказал, что знает много театральных школ, и саратовская, по его мнению, одна из самых сильных. Он выразил уверенность, что выпускники 2020 года нашей мастерской найдут свое место в жизни, творчестве. И у ребят немного посветлел глаз. Потому что ситуация, в которой они оказались, очень сложная. В течение первого месяца после ухода на карантин на площадке Zoom мы проходили спектакли, уточняли, надеялись, что все это в скором времени кончится, и все равно выйдем на сцену. Ребята находились в полной готовности... Конечно, этот курс начинает свою творческую жизнь с такого мощного внутреннего трагического трамплина. Говорят, что все это в творческую копилку. Ведь что такое трагедия? Мы приводим такой пример: крот роет землю всю жизнь, а в конце натыкается на бетонную стену и понимает, что все труды оказались напрасными. Нынешний курс оказался в аналогичных условиях.

- По моим наблюдениям, они такие бойцы, что столь драматичный старт еще больше закалит и станет стимулом для творчества.

- Надеюсь на это. За время дистанционной работы мы с ними освоили работу с камерой. Они много записывались, присылали свои видео. Мы с Игорем Михайловичем оставляли подробные замечания, студенты переписывали свои ролики, делая по десять дублей, потому что работа на сцене и на камеру разные вещи и по энергетике, и по посылу. Результаты новой для них дисциплины были высокими. За них курс получил тоже позитивные оценки от Авангарда Николаевича.

- Самоизоляция вместе с трудностями породила новые, креативные формы воспитания будущего актера? Как карантин отразился в целом на жизни Саратовского театрального института?

- Учебный процесс все равно складывался. 23 июня на площадке Zoom прошло первое заседание кафедры мастерства актера. Студенты других мастерских института поздравили наших ребят с окончанием вуза. Для итогового отчета студентов педагоги заранее распределили отрывки. Студенты подготовили реферативную работу, в которой с точки зрения системы Станиславского должны были разобрать доставшуюся им роль. Второй составляющей годового экзамена стало видео. Все мастерские подошли к заданию по-разному. Ученики народного артиста России Григория Аредакова и Заслуженного артиста России Виктора Мамонова подготовили вербатим. Также в экзамен был включен документальный фильм, который они сняли к 75-летию Великой Победы. Артем Кузин пошел по другому пути и показал дипломный спектакль. «Женитьбу Фигаро» П.Бомарше кузинцы планируют представить на большой сцене Саратовского ТЮЗа в сентябре-октябре. Педагоги кафедры посмотрели комедию онлайн, в режиме реального времени. На кукольном отделении студенты получили задание смастерить своими руками кукол и подготовить с ними концерт. Работа в институте ни на минуту не останавливалась. Мы вначале попереживали, но тут же засучили рукава и начали работать. Педагоги дали студентам надежду, что жизнь продолжается, и даже в этих обстоятельствах нужно развиваться.

- Хочу сказать вам за это огромное спасибо. Театральная жизнь Саратова в карантинные месяцы была настолько насыщенной! Какие интересные встречи, читки! И педагоги, и студенты так мобилизовались! Конечно, не хватало того таинства, которое происходит в зрительном зале от обмена живыми эмоциями с артистами, находящимися на сцене. Но то, с какой готовностью и самоотдачей саратовские актеры работали в онлайн-пространстве, дорогого стоит. Благодарю вас.
Любовь Николаевна, лично вы в самоизоляции открыли в себе какие-то новые способности, возможности? Как проходило ваше добровольное отшельничество?


- Самое удивительное в моей жизни, я такой человек, мечты которого сбываются. В свое время проходила обучение у народного артиста России Дмитрия Брусникина. Одной из составляющей курсов, которая мне очень понравилась, были тренинги по Юрию Альшицу. Мне захотелось изучить его теорию. Но узнала, что хоть он и русский педагог, живет не в России, и сделать это сложно. Но! С 8 по 17 июня театр Камала провел в новом формате VI Международный театрально-образовательный фестиваль-форум «Науруз». Преподавателями «Науруза» в этом году стали эксперты из Татарстана, России, Польши, Колумбии, Бразилии и Германии, в том числе режиссер и педагог Алехандро Гонсалес Пуче, профессор и директор Центра перевода филологического факультета Университета Сан-Паулу Елена Васина, польская переводчица русской литературы, куратор театральных проектов Агнешка Любомира Пиотровска. Художественным руководителем форума стал Юрий Альшиц! Автор книг по воспитанию актера, Юрий Альшиц высказал очень важные для меня суждения по театральному образованию. Таким образом я с ним познакомилась.
И когда ты понимаешь, что все коллеги чувствуют и переживают, как и ты, это мобилизует. Понимаешь, что не одинока в своей беде. И несмотря на изоляцию, в которой все оказались, мы обрели еще одну возможность общаться в виртуальном пространстве. Убеждена, такой формат будет продолжаться. Этот момент был для меня очень позитивным. Три дня я сидела у экрана, слушала, думала вместе с коллегами. Познакомилась с новыми театральными школами. Онлайн-образование работает точно так же, как наш институт. Но пока не определено твердых обучающих программ. Стало очевидно, что видеозапись студентов нужно вносить в программу курса в качестве обязательного предмета. Задачу педагога в этом плане вижу в четкой формулировке задания для ученика. Из этого будут вытекать критерии оценки записи. И главное, что дарят интернет-площадки, - это возможность непрерывно делиться опытом.

- По какой из своих ипостасей вы скучали в условиях самоизоляции особенно сильно? Актрисы, педагога, режиссера? Сцены не хватало?

- Первые три дня я стояла у окна и вытирала слезы. Моя семья улыбалась, сочувствовала, говорила: «Мама в депрессии». Потом возникли проекты Саратовского академического театра драмы. Мы записывали стихи, тексты. Это как-то отвлекало. Конечно, сложно было... Что касается временного отсутствия возможности выйти на сцену, то запрещаю себе об этом думать. Потому что желание играть настолько глубинно, что если копнуть в моих эмоциональных структурах, боюсь уйти в депрессию.

- Вы как-то сказали, что сами себя еще мало знаете, поэтому сложно ответить, о каких бы достижениях вы рассказали Валентине Александровне Ермаковой, будь она жива. Сегодня вы как бы ответили на этот вопрос?

- Думаю, она гордилась бы, что я стала заведующей кафедры мастерства актера. Валентина Александровна обязательно выразила бы свое мнение по поводу того, как развивается жизнь в институте. Конечно, самоизоляция - такая мощная остановка, которая дала возможность отдышаться и многое переосмыслить... Раньше ты все время бежал, не было возможности оглянуться. А когда произошла остановка, возник вопрос: почему так произошло? В чем мы, люди, так провинились? И понимаешь: это природа на нас обиделась, ведь мы перестали ее замечать, любить. Наш бег, бесконечные самолеты, отрыв от земли, воды, - абсолютный отрыв от природы. Она словно возвращает нас к самим себе. И когда эти вопросы во мне созрели, подумала, о чем сегодня нужно говорить со зрителем. Ведь периодически помимо профессиональных вопросов: «чему учить и как учить», возникает еще один: «о чем сегодня важно говорить со зрителем». На сегодняшний день посыл очевиден: «Люди, остановитесь. Давайте вместе начнем созидать, а не разрушать». Эта мысль – важный момент, который случился со мной во время самоизоляции. В этой созидательной ясности, мыслях, которые пока не сформированы творчески, присутствует Валентина Александровна с ее безгранично преданным отношением к театральному искусству... Когда я пришла в театр драмы писать заявление об отпуске, попросила разрешения выйти на сцену. Она была закрыта пожарным занавесом. Не работали фонари, я вышла в центр, и почувствовала такой свет, такую чистоту... Такую чистоту! Когда участвуешь в спектакле, репетируешь, то ощущаешь столько негатива. Кто-то недоволен ролью, другой еще чем-то. Все время находишься в каком-то красном агрессивном цвете. И вдруг оказываюсь на сцене, а она такая энергетически чистая! На ней легко дышать. И подумалось, что вот сейчас бы как раз все начать. Столько было черноты в последнее время, а теперь настало время для светлого и чистого. Тогда природа пошла бы навстречу, почувствовав нашу добрую энергетику.

- Согласна с вами абсолютно. Очень многие ушли в мелочные проблемы, саморазрушение и разрушение мира вокруг себя. Мироздание катаклизмами предлагает всем нам вспомнить о том, что человек это человек, возвращает
к настоящим жизненным ценностям.


- Важная часть самоизоляции для меня была, знаете, какая? Парк у театра драмы закрыли на карантин, а наш дом находится внутри. У нас с Игорем Михайловичем и дочерью Варварой появилась прекрасная, милая возможность выходить четыре раза в день гулять с собакой, беседовать о важных для нас вещах. Это было так замечательно, что, когда в парке со временем появились люди, то наш миролюбивый бигль Гуффи начал лаять: мол, как это так, это мой сквер, мои деревья.

- В Саратове громко заявил о себе Всероссийский театральный фестиваль имени Народной артистки СССР Валентины Ермаковой, который проходит на базе консерватории имени Л.В. Собинова. Что вас в нем особенно радует?

- Фестиваль сложился. Он является отражением того, что представляет собой Саратовская театральная школа. Удаленная работа института в условиях карантина навела на мысль, что некоторые события в рамках фестиваля имени Валентины Александровны Ермаковой можно перенести в онлайн-пространство. Это даст возможность показать себя большему количеству театральных школ России. Обозначила для себя, что в СаТИ необходимо создать технический отдел, в котором специалист будет заниматься онлайн-площадками и их работой.

- В качестве педагога и руководителя кафедры вам приходится много общаться с нынешней молодежью. В чем они уступают вам в ваши студенческие годы?

- Самое сложное в современной молодежи - это инфантильность. Они мало читают, вкусово очень низкого уровня. На первом курсе работа со студентами для меня сводится к поиску подхода к ним. Ребята настолько эгоцентричны и заглажены родителями по голове, что либо воспринимают критику в штыки, либо закрываются. Несмотря ни на что, мы продолжаем. В этом году набираем новый курс. Уже проведены первые консультации в режиме онлайн. Первый тур также пройдет в виртуальном пространстве. Экзамен по мастерству актера нам позволили провести в привычном режиме. Педагогам предстоит оценить сольные этюды абитуриентов.

- Лично для меня как поклонницы творческого тандема Любовь и Игорь Баголей и, как следствие, внимательного зрителя, всегда очевидно: это «баголеевские» ученики. Есть в ваших выпускниках колоритная, добротная универсальная актерская сущность. Как изменилось совместное сосуществование в мастерской студентов и педагогов с того момента, как Игорь Баголей был назначен директором Театра юного зрителя?

- Поначалу он стал меньше появляться в институте. Когда работали над «Игроком», бедный Игорь Михайлович заканчивал в Театре юного зрителя и летел к нам. Подсказывал. Но думаю, на новом курсе он будет приходить к нам все же чаще.

- То есть у вас не было мысли: «Вот оно, йес, да здравствует торжество творческой инициативы»?

- Нет. Наш тандем тем и хорош, что мы дополняем друг друга. Подготовишь сцену из спектакля, приходит Баголей и говорит: «Боже, какой ужас!». Ты ему веришь и отвечаешь: «Да? Точно? Правда, плохо? Давай попробуем переделать». Раньше довольно серьезно спорили. Теперь пытаемся обсудить проблему и понять, как ее решить, а не доказать, кто круче.

- Что касается отечественного театрального образования и сегодняшней жизни института. Что вас в нем радует, а что огорчает?

- Огорчает только трудоустройство выпускников. В моих планах в качестве заведующей кафедрой – создание базы данных директоров и художественных руководителей провинциальных театров. Безусловно, кто-то из выпускников должен стремиться в столицу. Но как ужасно, когда ребята после института едут в Москву и растворяются там, теряют профессию... Одна моя выпускница, талантливая, фактурная, три года работала в столичных театрах, немного снималась. Затем позвонила и говорит: «Любовь Николаевна, помогите мне, я теряю профессию». Мы с Игорем Михайловичем позвонили своим друзьям, которые работают в одном из театров: «Пожалуйста, посмотрите нашу ученицу». И сейчас играет у них в театре мировой репертуар. Много ездит на фестивали.
Радует энергия и востребованность педагогов Саратовского театрального института.
Так, благодарными отзывами слушателей завершились июньские курсы актерского мастерства в рамках национального проекта «Культура». В Центре непрерывного образования Саратовской государственной консерватории имени Л.В. Собинова преподаватели Саратовского театрального института провели занятия для руководителей театральных кружков и студий, актеров драматических и кукольных театров, артистов театра оперетты из Саратовской, Ульяновской областей, Алтайского края и Ставрополья. В общей сложности более ста двадцати человек расширили свои знания по актерскому мастерству. Старший преподаватель кафедры мастерства актера Олег Загуменнов читал лекцию как продолжатель школы Всеволода Мейерхольда. Доцент кафедры мастерства актера, актер Саратовского театра юного зрителя имени Ю.П. Киселева Артем Кузин познакомил слушателей со спецификой работы с поэтическим текстом. Старший преподаватель кафедры специальных дисциплин Светлана Никулина посвятила свой тренинг технике речи. Я читала лекции общего профиля, в ходе одной из них разобрала сказку «Репка» по системе К.С.Станиславского. Аттестационную комиссию возглавил профессор кафедры мастерства актера Театрального института Саратовской консерватории, кандидат искусствоведения Евгений Мякотин.

- По вашим ощущениям, многообразные творческие функции лично для вас сбалансированы? Или, допустим, вы себя больше видите педагогом, режиссером, но недостаточной кажется занятость в качестве актрисы?

- Конечно, очень люблю играть. Реально понимаю, что взрослая актриса, для моего возраста написано не так много пьес мирового репертуара. Я там, где нужна, вот так бы определила свою жизнь. Если необходима, то распределю свои силы. Если не нужна в театре, мне есть чем заняться в институте.

- Мне очень близка ваша Клаудиа в спектакле по пьесе Роланда Шиммельпфеннига «Женщина из прошлого». Правда, оканчательный вариант постановки по сравнению с показом в творческой лаборатории «Видимоневидимо», на мой взгляд, приобрел более «бытовой» характер, хотя раньше у нее было яркое мистическое звучание. Но это, наверно, вопрос к режиссеру Александру Созонову. Какая из ваших ролей последнего времени в репертуаре саратовской Драмы ваша любимая? Любовь Баголей, актриса, режиссер, заведующая кафедрой мастерства актера театрального института СГК имени Л.Собинова: «После карантина эстетическим убежищем для зрителей станут ренессансные комедии Шекспира»

- У меня есть шутка: если умру, то хочу чтобы в раю была атмосфера, как во время спектакля «Правила поведения в современном обществе» Жан-Люка Лагарса. Там играет такая команда, которую бесконечно люблю! Атмосферой спектакля дышу. Репетировали тяжело. Но режиссер Станислас Рокет заразил нас любовью. «Правила...» невозможно играть, если ты не любишь Виктора Мамонова, Татьяну Родионову, Дмитрия Кривоносова, Дашу Шнейдер. Каждый раз за четыре часа до спектакля полностью проходим сложнейший текст пьесы. Понятно, что ты все свои роли любишь, но в постановке Рокета не испытываешь никаких сложностей. В ней у актеров сложились идеальные отношения. Будь аналогичные у людей в жизни, они не узнали бы никакого коронавируса. Любовь Баголей, актриса, режиссер, заведующая кафедрой мастерства актера театрального института СГК имени Л.Собинова: «После карантина эстетическим убежищем для зрителей станут ренессансные комедии Шекспира»

- Довольны ли вы, как складывается творческая жизнь ваших дочерей? Как при колоссальной загруженности вам удается совмещать личную жизнь и профессию?

- У старшей, Риты, все складывается хорошо. Она ведущая актриса Нижегородского театра драмы. Если кому любопытно, на страничке СаТИ в сети инстаграм есть интервью с Маргаритой. Оно даст более точное представление о ней. Тут настолько пока все качественно и хорошо, что мы с Игорем Михайловичем очень довольны. Младшая, Варвара, учится в музыкальной школе. У дочери сложились неплохие отношения с точными дисциплинами, и после Нового года она даже предположила, что будет поступать на мехмат. Но через некоторое время вернулась к мечте стать актрисой. Пока она теряется, но движется в нужном направлении. На карантине записала стихотворение и выставила с чужой страницы под чужой фамилией на конкурс чтецов. Она получила диплом и была счастлива, потому что доказала мне, что «таких берут в космонавты». Хорошо выступила в четырех вокальных онлайн-конкурсах, итогом которых стали грамоты. Сейчас у Варвары такой сложный возраст! Она умеет одной фразой перечеркнуть всю твою жизнь и дать понять, что мы жили неправильно. Понимаю это. У Риты был очень трудный переходный возраст, и она «вернулась» к нам только к двадцати годам, признав то, что мы делаем, хорошим. Поэтому сильно не лезу в жизнь Вари, в эту стихию. Знаю, что с подругой берут интервью у своих одноклассников. Вижу, что она себя ищет. Дочь - мой креативный мозг, который способен решить множество проблем. Конечно, я счастлива, что она рядом. Несмотря на сложности, дети - мое вдохновение.
Вчера встречалась со студентами. Говорила, что помимо заработка у актера должна быть какая-то мечта. Он должен о чем-то говорить с миром. Если целью его пребывания в профессии являются только деньги, это не работает. В творчестве обязательно присутствие темы, посыла, с каким ты обращаешься к зрителю. И один из ребят меня спросил: «Какова ваша тема?». Наверно, доказать, что женщина может совмещать материнство и работу. В каких бы спектаклях я не играла, особенно в последнее время, основной темой звучат взаимоотношения взрослого и юного поколения. Наверно, мои героини так наполнены энергией, что служат поддержкой молодым людям. Взять «Ромео и Джульетту». Играла Кормилицу как единственного человека, который слышит влюбленных и готов им помогать. И в других спектаклях мне достаются подобные образы. Важно знать, о чем рассказываешь людям. В «Живом трупе» исполняю роль женщины, которая, напротив, никак не слышит свою дочь. Тем самым губит ее. Пытаюсь слышать и понимать моих детей, студентов. Рассказываю всем родителям, какие могут образоваться проблемы, если не услышать. Любовь Баголей, актриса, режиссер, заведующая кафедрой мастерства актера театрального института СГК имени Л.Собинова: «После карантина эстетическим убежищем для зрителей станут ренессансные комедии Шекспира»

- В театре вас считают перфекционистом. Стремление все делать на «отлично» воспитано родителями или обстоятельствами?

- Родителями заложена огромная ответственность. Перед теми людьми, которые находятся со мной в отношениях. Режиссер доверил мне роль. Поэтому должна сделать все, чтобы спектакль получился. К нам на курс поступают абитуриенты со всей страны, и здесь уже мной руководит ответственность перед этими молодыми людьми. Она заключается в том, чтобы четко их почувствовать, выстроить концепцию курса, чтобы вложить в них свой опыт максимально. Кафедрой руковожу второй год. Радуюсь, что на ней работают очень творческие люди. Классическая школа Григория Аредакова соседствует с авангардной мастерской Артема Кузина. Дорожу глубокими оценками нашего труда Натальей Пьяновой. В ходе обсуждения того или иного спектакля случаются несогласия, споры, но получаю удовольствие от того, что люди слышат друг друга и позволяют другому человеку быть самим собой. Может прозвучать фраза «Это не мой театр», и ты понимаешь, что человек не принял режиссерскую концепцию, но тут же он переходит на анализ актерских работ и высказывается так уважительно, бережно. Восхищаюсь коллегами. И в качестве заведующей кафедрой должна сделать все для их комфортной работы. Чтобы при всей бюрократии сохранить творческий дух, царящий в театральном институте.

- Какое воспоминание из детства, из времени «когда деревья были большими», связанное с вашими родителями, восстанавливает ваши силы?

- Недавно ушла из жизни мама. Ее не стало 6 мая, в день рождения Игоря Михайловича. Перед тем, как уйти, она просила, чтобы ее похоронили в родной деревне – Бибиково Пензенской области. Спасибо нашим родственникам, они нам во всем помогли.
Это село, куда меня отправляли на все лето. Тогда это было нормально, ведь родители работали с утра и до ночи. Не могу сказать, чтобы я их сильно много видела, или они занимались моим воспитанием. Моей задачей было хорошо учиться в обычной и музыкальной школе. В многочисленные кружки записывалась сама. Видела, как работают мама и отец, и понимала, жить надо так — надо работать. У нас была дача, мы все выращивали сами. Все время получала задания. Я жила в этом. Лето проводило в Бибиково. Это было мое счастье. В общем-то, была предоставлена сама себе. Дядя, мой крестный, мог взять косить сено. Вместе переворачивали его, копнили. Труд хорошо знаю, и получала от него огромное удовольствие. Дочери занимаются бесконечным фитнесом. Мне же его было не нужно. Росла на парном молоке, свежевыпеченном хлебе. Если не нужна была дяде Вите и тете Марусе, гуляла, собирала ромашку, чтобы зимой ополаскивать ей волосы. Деревенские просторы были моими. Могла лежать в траве, смотреть в небо. И мне казалось,что сейчас покажется Бог и поздоровается со мной. Наверно, в эти моменты, тосковала по городу и родителям. Но отшельническая жизнь позволяла мне много читать. И сердце мое там, в Бибиково. И когда привезли маму, увиденное сложилось в отдельное впечатление. Ее пришли провожать местные бабушки. С сучковатыми палками, которые играли роль скандинавских, они выглядели героями фильма ужасов. А вокруг разваленные дома, заброшенные огороды, и это в местах, где раньше ругались из-за делянок для косьбы. Не осталось ни-че-го. А места красивейшие! Почва плодороднейшая! Надеюсь, когда-то история изменится в лучшую сторону.

- Вы словно обо мне рассказываете, Любовь Николаевна. Мои родители живут в маленьком селе, и я гоню от себя мысль, что будет со мной, если родину у меня отберут. В то же время вижу: деревни как таковой, о которой писал Василий Шукшин, в которой жили такие люди, как Пашка Колокольников, давно нет и в помине. Любовь к малой родине сродни ностальгии по советским временам. Мы скучаем по нашей «советской» мечте в светлое будущее, а в деревне любим воспоминания о прежних ее жителях.

- Все правильно. Общество становится усредненно городским... Знаете, когда хоронили маму, на похоронах присутствовала ее младшая сестра тетя Нина, последняя из семьи Мясниковых. Она прекрасно осознавала, что следующая. И как держалась. Ритуля приехала из Нижнего, не могла не приехать. У них с бабушкой была сильнейшая связь, так как дочь с шести месяцев жила у нее, пока не пошла в музыкальную школу. Девочки стояли рядом со мной, и я показала им тетю Нину. И сказала: «Какая бы рефлексия не накрывала, не сметь. Посмотрите, с какой силой воли она держится. Хочу, чтобы вы понимали, главное, работа, действие, осознание. Мало что случится, со мной, с отцом, помните, что вас две, вы есть друг у друга». Понимаю, напутствия печальные, но я должна научить их стойкости, умению сохранить в себе любовь, добро к этому миру. Вчера аналогичное говорила студентам.

- Если бы встал вопрос о том, что вы можете поставить спектакль, который максимально отразил бы вас как творческую личность, что бы это было за произведение?

- Иногда думаю, что это «Васса Железнова» Максима Горького, так как многое знаю об отношении матери и дочек. Порой мне близок «Король Лир», и я понимаю, почему он сошел с ума. Но после выхода из карантина, мне кажется, будут актуальны комедии Шекспира. Его ренессансные комедии - не сатира, они гимн первой любви. В них нет хохота, когда человек смеется над собой. Ренессансная комедия дышит энергией полноты жизни, признания любви к ней. Не зря в 1937-1940 годы эти произведения Шекспира шли практически во всех советских театрах. Они стали эстетическим убежищем от всего, что происходило в нашей стране и мире. Мы с Игорем Михайловичем упивались, вместе перечитывая «Укрощение строптивой», «Двенадцатую ночь», «Много шума из ничего». Прелесть комедий Шекспира заключается в том, что добро и зло, любовь и нелюбовь показаны в них просто и внятно. Прекрасный материла, при помощи которого нужно нести зрителю свет, добро, любовь.

- Я эти добро и любовь почувствовала, когда присутствовала на вашем совместном с Александром Сергеевичем Кузиным (Александр Кузин — профессор Ярославского театрального института, выдающийся российский режиссер) и студентами разборе пьесы «На дне» в рамках фестиваля «Уроки Табакова». Это ощущение бесконечной радости не забыть. Возвращаясь к разговору о рае, он рифмуется с душевным комфортом того семинара.

- Ужас для меня как актрисы в том, что ни разу не получилось сыграть у Александра Сергеевича. Обожаю его!

- Так и я страшно удивлена! В вас есть необходимая Кузину лавинная каскадность. Он доверяет актерам. И абсолютно уверена, что вы - его актриса.

- Не случилось.

Желаю вам роли в его спектакле!

- Спасибо!

Беседовала Елена Маркелова
Вернуться назад