28 сентября 2020 ПОНЕДЕЛЬНИК
Новости
«Состав Победы» — это 16 видеороликов, посвященных участию железнодорожников в Великой Отечественной войне. Темы роликов — это неизвестные широкой аудитории факты, события, связанные с вкладом железнодорожников в общую Победу.
Министр здравоохранения Саратовской области Олег Костин: "Заработная плата медицинских работников – на моем личном контроле
Карта распространения короновируса COVID-19
В Саратове снижен налог на прибыль для инвесторов
Льготная ипотека для сельчан: в работе 50 заявок от жителей области на сумму 81,1 миллиона рублей, половина уже одобрены

В ТЮЗе живет «Калека с острова Инишмаан»

В ТЮЗе живет «Калека с острова Инишмаан»

Первой премьерой года в Саратовском академическом ТЮЗе стал спектакль «Калека с острова Инишмаан» Мартина МакДонаха в постановке Ильи Ротенберга.

Ирландец с «саратовской пропиской»

Драматург Мартин МакДонах написал девять пьес. С тремя из них саратовцы имели радость познакомиться в разные годы. На Малой сцене Саратовского академического театра драмы несколько лет шел «Сиротливый запад» Антона Коваленко. Шел с большим успехом, обеспеченным пронзительным звучанием спектакля. Какое же это было немыслимое противостояние: дерзких, азартно ненавидящих друг друга братьев (Александр Кузьмин и Андрей Казаков) и мудрого отца Уэлша, гасящего окружающий ад своей спокойной верой (выдающаяся роль Валерия Малинина).

И все же за постоянную «саратовскую прописку» культового ирландца отвечает Саратовский академический ТЮЗ.

В 2006 году на творческой лаборатории «Четвертая высота. Новая драма. Другой театр» состоялась читка пьесы «Королева красоты». Работа настолько понравилась зрителям, что в 2007 году в качестве готового спектакля пополнила репертуар нашего детского театра. Саратовцы до сих пор помнят отличный дуэт Елены Вовненко (Морин Фолан, дочь) и Тамары Лыковой (Мэг Фолан, мать). Актрисы на пределе профессиональных возможностей прожили историю матери и дочери, в отношениях которых изначально заложенная нежность вытесняется неприязнью и взаимными претензиями.

Позже, очень сильную комедию-стеб «Безрукий из Спокана» на Малой сцене ТЮЗа поставил ученик Александра Галко Артем Кузин. Это дипломный спектакль очередного курса мастера, на котором Артем Евгеньевич в ту пору был старшим преподавателем.

До сих пор до нюансов помнятся одержимый Кармайкл, уморительно-незадачливые торговцы марихуаной. Герои прицеливались отрезанными ладонями в пламя угрожающей пожаром свечи. Продавец «травки» искренне недоумевал, кто мог украсть у мамы ее любимый кактус. Кармайкл с дюжиной кило рук станет успокаивал маму: мол, ничего страшного, если копы найдут мои журналы с «клубничкой». Вещи, над которыми в жизни не посмеешься, вызывали в зрительном зале взрывы хохота. Тем острее сквозь этот смех звучала тема безумного одиночества в современном обществе и огромная потребность быть услышанным.

Инишмаанцы: Дикие, но симпатичные

2019-ый. В середине марта Саратовский академический ТЮЗ Киселева представил первую премьеру года. На Малой сцене театра «обосновался» «Калека с острова Инишмаан» Мартина МакДонаха.

Режиссером выступил Илья Ротенберг. С его творческим почерком саратовские театралы уже знакомы. Сначала, к 100-летию театра Киселева, постановщик из Екатеринбурга создал для камерной сцены спектакль «Все будет хорошо». В прошлом году, уже на большой сцене, он представил чеховского «Дядю Ваню».

Пьеса «Калека с острова Инишмаан» написана в 1996 году, но речь в ней — о 30-х годах, времени мирового экономического кризиса, сложных политических отношений с Великобританией. В названии снова читается четкая локальная привязка. И опять же герои «Калеки...» - обычные люди.

Художник-постановщик спектакля Наталья Зубович (Санкт-Петербург) намеренно не стала загромождать сценическое пространство. Лодка слева, стол и бакалейные полки справа. Торчащий прозрачными акульими плавниками рельеф да безмолвные камни. Постановочной группе важно акцентировать внимание на самих героях. Они живут на острове вдали от цивилизации. На первый взгляд, это конченые циники и сквернословы. Душа у большинства из них, кажется, стала ледяной по причине ежедневной беспросветности, серых будней и нищеты.

В центре повествования — Билли, парень с ДЦП. Обожаемый тетушками и единственный на острове, о чем-то мечтающий. В результате этого, и единственный, кто может решиться на непредсказуемый поступок — обман. Хотя игра и стоит свеч – ему выпадает редкий шанс — приглашение на роль в документальном фильме, который на соседнем острове снимает команда из самого Голливуда.

В целом же жизнь на Инишмаане размеренна и предсказуема до оскомины. У местных жителей всего-то и забав, что послушать незатейливые сплетни Пустозвона и подразнить Билли «калекой».

В постановке Ильи Ротенберга «вишенкой на торте» является яркая диалогичность.

Диалоги из уст жителей Инишмаана звучат так, что ты понимаешь, как акцентированно точно герои разбиты на психологически дополняющие друг друга пары. Даже если это и не прямой диалог... Как в случае с доктором в безукоризненном исполнении Артема Кузина, и Малышом Бобби (Владимир Егоров исключительно тонко использует в этой роли свой удивительный актерский дар «громко» молчать). Этих двоих объединяет не только жизнь на Инишмаане – оба знают, сканируют (каждый по-своему), что творится в душе каждого земляка. Бобби получил это знание через боль утраты. Он глубоко скорбит по умершей жене, и сквозь призму горя морщится в досаде в ответ на человеческую суету. За его напускной грубостью мы видим готовность помочь тем, кто хочет что-то изменить в своей жизни. Поэтому он и переправляет Билли, Хелен и Бартли на встречу со съемочной группой.

Участливость - основное качество и доктора. В безупречной интонации дока столько мудрости, что слышится в этом: «Когда идешь темной ночью по лесу, и если вдали светит огонек, то не замечаешь ни утомления, ни потемок, ни колючих веток, которые бьют тебя по лицу». Но если Астров в итоге признается, что у него вдали нет огонька, у инишмаанского доктора этот огонек есть. Он — в душе каждого островитянина. Теплится на ее задворках, глухо замаскированный раздражительностью, психопатией, никчемными разговорами.

Центральной парой в этом смысле выступают Джоннипатинмайк (Алексей Ротачков) и его Мамаша (народная артистка России, лауреат премии К.С.Станиславского Светлана Лаврентьева). Свои никчемные новости Пустозвон рассказывает самозабвенно, с сумасшедшинкой во взгляде, нагло и юродствующе одновременно. Недавно довелось в одном из сел увидеть абсолютную копию Джоннипатинмайка. Мужичок лет 60-ти на велосипеде, захлебываясь и задыхаясь от нетерпения, рассказывал старушкам на лавочке, как в незапамятные времена его дядя варил яйца: «Желток получался вкрутую, а белок оставался сырым». Чем не современный Инишмаан наши современные деревни? Хотелось после спектакля подойти к Алексею Геннадьевичу и спросить: «Как?! Кааак вы это сняли»?

Большое наслаждение наблюдать за отвязной Мамашей Пустозвона. Старую бойкую алкоголичку Светлана Лаврентьева играет с упоением. Каждую свою реплику она сопровождает виртуозной пантомимой с бутылкой «горькой». Какие разные ноты звучат в голосе 90-летней «бандитки». С болью и бесконечным теплом она вспоминает о муже, с неприкрытым, утомляющим садизмом изображает перед сыном капризного ребенка. А он, бедный (как открывается от сцены к сцене) все понимает. И если в глазах посторонних он спаивает мать, то для них двоих это является необычной формой сыновней заботы. Пустозвон помогает Мамаше превратить ее злополучные беспросветные будни в иллюзию радости, какую она испытывала рядом с живым и здоровым мужем.

Главный посыл пьесы — каждый человек способен на хороший поступок – Ротачков и Лаврентьева разыгрывают как вершину трагикомедии. Зритель в очередной раз убеждается: жизни нет белого и черного, человек многомерен. Даже самый порочный может быть способен на благородство.

Тетушки Билли, напротив, приняли жизнь на острове. Ведь у них есть Билли. Они полностью поглощены заботой о племяннике. Потому и жизнь Кейт и Эйлин - «маленькая», но настоящая. Пребывая в образах своих героинь, актрисы Виктория Шанина и Татьяна Лукина демонстрируют какое-то... неотмирное сосуществование. Чудачка Кейт так уютно ворчит, переваливаясь неуклюжей уточкой. Она ожидает Билли от доктора, и в ее взгляде читается главная метафора спектакля – любовь к ближнему может оживить даже камни. После побега Билли Кейт разговаривает с камнями, и они действительно кажутся живыми. За это не «кинет камня» в сестру добрая, серьезная Эйлин (Татьяна Лукина). Она спокойствием гасит темперамент Кейт, который грозит увести ее в мир больных воображений. Фирменный «песочек» в голосе Татьяны Анатольевны непостижимым образом передает нежность Эйлин к сестре, и чувствуешь, как и у тебя в горле запершило. Но и у Эйлин есть свои «камешки». Маленькими шариками чупа-чупсов она заедает тревогу и крайнюю степень нервного напряжения.

Спектакль соткан из живописных лейтмотивов. 16-летний паренек Бартли (традиционно органичен и убедителен Артем Яксанов) находится в постоянном поиске сладкого. Подросток бесхитростно сыплет всем окружающим правду-матку. В лице Бартли мы видим этакую подрастающую смену Пустозвону. Но... Бартли мечтает о телескопе. Наблюдение за звездами — что это, если не уход от надоевшего скучного окружающего мира?

Хулиганка Хелен в исполнении Ирины Протасовой всласть бросается яйцами в хозяина торговой лавки, брата, зрительный зал. Если яйцо символ жизни, то сознательно надевшая панцирь жестокости девчонка словно в состоянии аффекта пытается разбить эту никчемную островную жизнь. Аналогичная смысловая нагрузка у сцены, где Хелен за минуту сгрызает несколько чупа-чупсов. За привычным вызывающим поведением мы видим, как крутость нрава девушка меняет на обходительность. Ей становится не по себе от новых эмоций и чувств. От того, что ее ледяную броню растопил этот «калека хренов». Юную хулиганку, терроризирующую скучных и приставучих островитян, Протасова играет с бешеным темпераментом. Контраст с «укрощенной» Хелен поразительный.

«Вы все такие же калеки...»

Роль Билли в спектакле Ильи Ротенберга играет Евгений Сафонов. Только вот подходит ли к этому случаю слово «игра»? С первого появления Билли на сцене и на протяжении всего действия очевидно, как долго и скрупулезно работал актер, чтобы передать точную ломаную пластику, мимику, характерную для человека с диагнозом ДЦП. Но физические особенности главного героя очень скоро перестаешь замечать. Потому что в первую очередь перед зрителем предстает очень красивый, тонкий, думающий человек. Билли важно узнать тайну своего рождения, понять, есть ли смысл в его дальнейшей жизни. "Вы все такие же калеки, только я снаружи, а вы внутри", - спокойно, без злобы и надежды на сострадание говорит Билли Малышу Бобби перед отплытием из дома. Когда он обманом покидает родной остров, делая больно сразу нескольким близким и поверившим в него людям, со временем его проступок оправдываешь.

Именно отъезд на съемки в далекую Америку позволили Билли понять, что не так уж и безразличен и равнодушен островной инишмаанский мир, вблизи кажущийся безразличным стопроцентно. Во время сцены, в которой Билли читает письмо, в атмосфере зала появляется что-то такое, что заставило Гамлета назвать актеров «зеркалом и краткой летописью века». Сафонов играет в этом спектакле и князя Мышкина, и Пьера Безухова, и лесковского «очарованного странника». В «Калеке с острова Инишмаан» субъективная цель и требование времени сошлись в болевой точке актерской души. Артист мастерски передал эту боль в зал, уже душу зрителя превращая в благодатную мишень. Ты вслед за героями, в той или иной степени изменившимися под влиянием Билли, начинаешь мысленно задавать себе вопросы. «Способен ли ты хотя бы на полпроцента добра?» «Можешь ли увидеть в человеке прекрасное?» «Что ты знаешь о сострадании?» Вопросов великое множество.

Такие спектакли и не спектакли вовсе. Это миссия большая. И замечательно, что именно маленькие, в масках ехидства и цинизма, равнодушия и ворчливости (изменившиеся-таки рядом с калекой Билли) герои МакДонаха заставляют нас задумываться над тем, что делает человека человеком. Как ни постно звучит, это доброта и сострадание. И изначальное знание, что человек с особенностями развития абсолютно полноценен. Сегодня в российском обществе модно слово «инклюзия». Но, знаете, можно сколько угодно повторять слово «халва», только слаще во рту от этого не станет. Так и интеграцией в общество людей с ограничениями по здоровью ничего без милосердия не получится. ТЮЗ Киселева своей потрясающей премьерой общественное настроение не может не изменить. Спасибо за счастье, театр!

Автор Елена Маркелова