21 ноября 2018 18:33 СРЕДА
Новости
Как отдохнуть без лишних вложений
Как бы ни скакал курс евро или доллара, последнее, от чего откажутся россияне, — зимние каникулы. Их, к счастью, никто не отменял. По мнению наших сограждан, в связи с сегодняшней экономической ситуацией в стране туристические агентства и турфирмы, казалось бы, должны были поднять цены на комплексные туры. Однако этого не произошло. Напротив, многие компании, оправдывая доверие своих клиентов, предлагают сейчас довольно выгодные предложения по турам, в том числе и в рассрочку.
Карусель страсти

14 февраля. Согласитесь, что наряду с Татьяниным днем вплоть до 8 марта эта дата превращает начало года в праздничный марафон. В День Святого Валентина вручишь-получишь Валентинку с трогательным посланием, испечешь торт-сердечко, и даже если не влюблен, перелистнешь страницы своей эмоциональной биографии. Романтики вспоминают тайные мучения страстей, горечь слез, отраву поцелуя, жар души. Циники освежают в памяти северянинский сюжет: «Ловите женщин, теряйте мысли... Счет поцелуям - пойди, исчисли!.. А к поцелуям финал причисли, – И будет счастье в удобном смысле!..»

Премьерой спектакля про «счастье в удобном смысле» Саратовский академический театр драмы открыл 215-ый сезон. «Карусель по господину Фрейду» Артура Шницлера (режиссер Александр Кузин) в постановке Александра Кузина наводит на интенсивные размышления, есть ли место настоящей любви в современном мире.

… «Я привозил ей коробки шоколаду, новые книги – Гофмансталя, Шницлера, Тетмайера, Пшибышевского, – и получал все то же «спасибо» и протянутую теплую руку, иногда приказание сесть возле дивана, не снимая пальто». Цитата из «Чистого понедельника» Ивана Бунина, по нашему мнению, является ключевой в этом произведении. Перечислением фамилий писателей, среди которых Артур Шницлер, герой рассказа посылает даме очень недвусмысленный импульс, «программирует» читателя на соавторство в восприятии рассказанной им любовной истории.

В «Карусели...» Артур Шницлер изящно и точно переложил на язык драмы массовые представления о научных открытиях психиатра. Персонажами «Карусели по господину Фрейду» руководит только сексуальное влечение.

Спектакль соткан из нескольких сцен, в каждой из которых пара встречается для общения «в известном смысле». Причем один из героев предыдущей истории переходит в следующую. Постановка режиссера Александра Кузина представляет собой этакий хоровод прелюбодеяний. Но чувство такта, меры, большой вкус создателей постановки превращают «Карусель...» в откровенный разговор «про это», в котором ни малейшего намека на пошлость.
Важно, что ни один из персонажей не называется по имени, все они обозначены условно.

Однако, повествующий о пороках человека, спектакль приковывает внимание яркими характерами, винтажными элегантными костюмами от тонкого мастера Драмы Юрия Наместникова. И в целом драматургия костюма в этой премьере Саратовского чуть ли не главенствующая составляющая. Наряды своей спокойной роскошью, изящным лаконизмом приглушают «перченую» начинку пьесы, будто намекают зрителю на неоднозначность каждого из персонажей.

В первой сценке мы видим солдата — безликого, казалось бы, парня без всяких принципов. Элементарный мужлан и хам в исполнении Дмитрия Кривоносова легко идет за Проституткой (Екатерина Ледяева), обещающей ему даровую любовь. А когда она все же просит денег, он обескураженно ухмыляется: «Ну неееет». Наблюдая за солдатом, мы считываем его желание уговорить как можно больше женщин. Может быть, подоплекой его поведению предчувствие войны, на пороге которой стоял мир в начале 20-го века? По-видимому, девиз «бери от жизни все» - производная этого предчувствия?

Интересен образ горничной. Предлагаемые жизнью обстоятельства подчиняют себе девушку. В сцене с Солдатом она поначалу отказывается от любовных утех, а в сцене с Молодым хозяином с удивительной готовностью удовлетворяет его похоть. Александра Коваленко виртуозно демонстрирует всю палитру красок женского «на самом деле я не такая». С удовольствием отметим, что в этой работе дарование актрисы проявляет себя по-новому. Очевидно, что ей тесно в рамках характерности и эксцентричности, качеств, которые охотно эксплуатировались постановщиками. Как же приятно поклонникам Драмы видеть, что у Коваленко есть все предпосылки стать абсолютно «отдельной» актрисой.

Спектаклем в спектакле выглядит встреча замужней дамы и ее юного кавалера. Вместе с дамой в исполнении Заслуженной артистки России Эльвиры Данилиной на сцену врывается вихрь противоречивых эмоций: от неловкого смятения до опьянения сексуальной победой. Остроумно, изысканным пряным кушаньем, поданы зрителю чувственные моменты этой встречи. Поедание фрукта вместо поцелуя. Кто бы мог подумать, что это выглядит так волнующе. В памяти всплывают строки: «Это было у моря, где ажурная пена, Где встречается редко городской экипаж... Королева играла - в башне замка — Шопена, И, внимая Шопену, полюбил ее паж. Было все очень просто, было все очень мило Королева просила перерезать гранат И дала половину, и пажа истомила, И пажа полюбила, вся в мотивах сонат. А потом отдавалась, отдавалась грозово, До восхода рабыней проспала госпожа... Это было у моря, где волна бирюзова, Где ажурная пена и соната пажа». Балладу Северянина прима Академдрамы и ее ученик и коллега Максим Локтионов разыгрывают как по нотам.

Незабываем и муж дамы, его мы увидим в двух следующих сценках. Он может быть уставшим ханжой-ментором со второй половинкой. Фальшь его велеречивости настолько очевидна (а судя по иронии в голосе и не скрываема), что такому супругу грех не изменить. В сцене со сладкой девочкой он, напротив, предстает еле сдерживающим свою страсть обльстителем (талан актера Андрея Седова просто неиссякаемый источник, из которого он черпает для своих персонажей все новые и новые, неповторимые краски).

Каким-то особенным образом воздействует на зрителя актриса. Она возникает перед нами в роскошном пеньюаре словно из бездны порока, со своей неласковой красотой, властным взглядом, повелевающим голосом и бесконечными усталостью и пресыщением (браво, Зоя Юдина!). Порок стал для этой женщины роком, безо всякой приставки «по», сузив дорогу жизни до кокаиновых дорожек.

По сути спектакль о том, как порок поглощает всех до единого персонажей этой истории. Но они... привлекательны. Знаете, чем? Все герои «Карусели...» понимают, что в удовлетворении своих низменных желаний они уже миновали точку невозврата, за которой неминуемо обнищание души. И «условия игры» приняли.

Они приглашают зрителя провести ироничные параллели между представлениями о дозволенном, какими они были во времена Артура Шницлера, - и современной жизнью, со смещенными моральными и физиологическими границами.

«Страсть поставлена на «поток», места для сокровенности будто бы не осталось, - саркастичное и горькое резюме режиссера очевидно. Но она все же есть. «Круговорот чувственных отношений в природе» выпукло подается при помощи конферанса. Поэт в исполнении Александра Каспарова объявляет о начале действия на немецком, а затем на русском языке. Жесткий речитатив deutsch-речи под аккордеон, - поэт, на лице которого застыла грустная улыбка, словно пытается сосчитать, сколько их, образов плотских желаний. Если сосчитать сложно, то нетрудно понять, что один человек в жизни на любовном поле брани может примерить разные маски: раба и господина...

"Каруселью..." театр привлечет разного зрителя. Те, в чьем представлении мир устроен несложно, скорее всего подумают, что эта история на тему: "Прожить жизнь нужно так, чтобы было приятно вспомнить, но стыдно рассказать". Театралу, умеющему видеть, после просмотра предстоит "карусель" раздумий, куда катится мир. Под грустную улыбку поэта. Под его тоскующий аккордеон.

Автор Елена Маркелова

Фото www.saratovdrama.com